алла пугачева интервью

Алла пугачева интервью

Выпуск еженедельника «Комсомольская правда» с интервью Аллы Пугачёвой

. В продаже с 3 декабря!

Алла Борисовна, вы ведь в самом начале карьеры уже работали в музыкальной школе?

— Да, это основная моя профессия по диплому. Начинала с этого, работала педагогом по пению. И сейчас снова вернулась к учительству. Накопился опыт, который я бы хотела передать и взрослым, и детям.

Тогда я была помоложе и покрасивее, но система обучения та же — пугачевская. (Улыбается.) И потом очень важно, в какую среду попадает ребенок: в нашей школе она творческая, интеллектуальная, у нас интересно! Для детей это не только обучение пению и умению общаться, но и вступление во взрослую жизнь.

— Ученики не пасуют, когда видят в преподавателях одну из самых известных женщин страны?

— Сначала боятся. Но дети очень чувствительны к добру, к хорошему отношению. Их не обманешь. Я, конечно, преподаю. Но прежде всего — контролирую процесс. Кроме меня, у нас в школе есть замечательные педагоги, которые могут отобрать талантливых детей. К каждому ребенку нужен особый подход. И я сама обязательно прослушиваю детей, чтобы выявить индивидуальность.

— А ваш муж Максим Галкин не говорил: мол, какая школа, Гарри и Лиза маленькие, сейчас декретный отпуск, семья требует особого внимания.

— Говорил. Но, когда я сказала Максиму, что эта школа понадобится нашим детям, он сразу согласился. Сказал: «Хорошо. Постройте тогда поближе к нашему дому еще одну школу!»

— Судя по фотографиям из соцсетей, первый отчетный концерт учеников проходил в вашем замке.

— Не только в моем доме, но и в школе. Каждую пятницу дети и педагоги показывают, чего они добились за неделю, а я вношу свои коррективы, правки.

— Ваши младшие дети Гарри и Лиза — это тоже потенциальные ученики школы Аллы Пугачевой, будущие артисты?

— Придет время, и они сами о себе заявят. Могу только сказать, что с их рождением я поняла, что надо делать все,

что от меня зависит, чтобы пожить подольше. Дети — хороший стимул.

— Наверное, непросто совмещать воспитание двойняшек и преподавание?

— А что тут сложного? Правда, после рождения детей у меня появился распорядок дня. И вообще когда я смотрю на своих детей, то забываю, сколько мне лет. Как говорится, сцена лечит, а дети молодят.

— Алла Борисовна, вы не гастролируете более пяти лет. Видите в ком-то своего преемника?

— В моем амплуа «трехминутного спектакля» — пока нет, не вижу. Но голоса хорошие появились. Красивые и голосистые певицы у нас есть.

— Кажется, что у вас сейчас все есть: любимое дело, дети, муж, внуки. Но есть что-то, чего вам не хватает для полного счастья?

— Не хватает хороших новостей по ТВ. И мирного неба над нашими головами.

Алла пугачева интервью

— Ну почему бы нет? Мне уже достаточно много лет, чтобы стать матерью какого-нибудь общества, а не просто своей дочери. Я вроде никого не подводила, а народ-то редко ошибается. Хотя и редко говорит правду в последнее время.

— Говорят, во время интервью вы сами выбираете себе образ. Сегодня вы какую роль хотели бы сыграть?

— Никакую. Я уже столько этих ролей наиграла и только счастлива, что мне не приходится ничего играть.

— Ну есть такая тема немножко.

— Тогда назовите три вещи, которые определяют сегодня вашу жизнь.

— Во главе угла стала семья, а не сцена, здоровье — на втором месте, и на третьем — от всего получить удовольствие, от каждой секунды, минуты, от общения. Радость и удовольствие. Удается, слава богу.

— Но у нас семьи нет. Семьей нельзя назвать сожительство под одной крышей. Хотя семья — это самое главное, из чего должна состоять жизнь и каждого, и России.

— Семья — это прекрасно. Семья — это когда муж, дети, у меня все это уже как бы было. Взрослые все, даже внуки. Но я никогда не смотрела на семью как на гнездо: вот они вылупились, вот они мои родненькие, вот у меня есть крылышки, которыми я могу прикрыть их. А теперь у меня такая возможность есть.

— В 18 лет семья, здоровье, удовольствие что-то другое для вас значили?

— Абсолютно. Я вообще не понимала, честно говоря, что это такое — семья. Мама, папа, брат. Но я из нее всегда рвалась. Мне казалось, что все это путы, которые меня удерживают от какого-то поиска. Я ушла из семьи в никуда, куда-то уехала, это было интересно. О здоровье я вообще никогда не думала. Пожалуй, только последние два года подумала. А в удовольствие было все, даже работа.

— Простите неприличный вопрос, но только честно…

— Я могу только честно.

— Вы понимали, что 90 процентов мужчин вас хотели?

— Конечно. Но дело в том, что я сознательно на сцене убирала всю свою сексуальность.

— Как вы ее убирали? Вы, наоборот, ее предъявляли, извините.

— Нет. Там сексуальности буквально на 10 процентов, и все. А если бы я все выдала, я бы пела другие песни, и мне вообще не надо было бы петь, просто ходи туда-сюда, и все. Нет, я сознательно убирала сексуальную сторону, потому что мне казалось — это все очень мешает. Я крайне скромно одевалась, чтобы ничто не мешало: черный цвет, удобная обувь, чтобы ноги не уставали. Это у меня такая спецовка была. И во всем, понимаете, во всем мне хотелось, чтобы видели сущность человеческую, не прикрытую всякой шелухой.

— Сексуальность — шелуха, да?

— На сцене — да. Она очень мешает. В какой-то песне это будет очень хорошо, тогда она стрельнет. Но если ты уже выходишь на сцену с задачей быть сексуальной, это смешновато немножко.

— Вы бы что-нибудь сейчас изменили в своей жизни?

— Нет, ничего. Ну, пожалуй, некоторые поступки.

— Это не один поступок. Я считаю, что были какие-то вещи неприличные. Предположим, я была слишком прямолинейна. была достаточно бесшабашна, ляпнуть могла что-нибудь не подумавши.

— Вы ощущали то время как возможность сказануть так, как только Пугачева может?

— У меня была такая бешеная популярность. Нет, не то слово популярность, невероятная любовь народа, которая всегда была для меня защитой. Я не боялась говорить, нести эту правду со сцены, потому что думала: меня же отсюда не выгонят, раз уж запустили. Мне безумно нравилось, это была моя трибуна. Любовь народа — это невероятный подарок судьбы.

— Пожалуй, ни с каким.

— А какого мужчину вам бы хотелось соблазнить?

— Что значит хотелось соблазнить? Кого хотела — соблазняла. Что делать-то? Я своих мужчин не рекламировала. Они все были разные. Мужей вы знаете.

— Когда вы первый раз столкнулись с тем, что на вас мужчина смотрит как на лицо с пластинки? И смогли ли вы преодолеть этот барьер?

м врачи объясняли, что когда с сердцем не очень хорошо, то начинаются какие-то странные мысли. И я стала думать: надо валить со сцены. Я открыла ящик стола, я увидела много песен, которые я не могла спеть, потому что их надо было петь именно так, развлекая.

— Были люди, которые вас отвергали?

— Конечно. А как же. Разве может жизнь пройти без того, чтобы тебе не встретился человек, который тебя отвергает?

— Первые знаки популярности помните?

— Ну да. Вот ты спел песню на каком-то конкурсе в Болгарии, и целый месяц об этом конкурсе никто не знает, потому что по телевизору его не показывали. И вот приезжаешь в Сочи, а конкурс этот уже показали. Стоишь на балконе, а внизу звучит песня «Арлекино» — уже идут с магнитофонами и эту песню поют. Тебя еще не узнают, и ты идешь и думаешь: как интересно, песню поют…

— А потом были моменты, чтобы вас не узнавали?

— Да, это же такое счастье, что тебя не узнают. Ну какое-то время хотя бы. Я начала ездить в Цюрих отдыхать лет двадцать назад. И поняла, что там отдых для меня замечательный. Я приезжала и становилась человеком-невидимкой. Ходила в чем хотела, даже без краски. Такой был отдых, что недели хватило! А потом все закончилось: пошла по улице — Алла Борисовна, это вы? Села в ресторане — ой, кого я вижу, и вы здесь? И началось. Ну я еще год поездила, два, а потом уже просто нельзя было выйти на улицу. Я уже поняла, что надо какие-то места и явки менять.

— Вы ощущали, что вы избранная?

— У меня с детства такое было, что я избранная. Как только начала по улице без мамы ходить. Мне все время казалось, что на меня поглядывали, что какая-то я необычная, хотя уж обычнее не придумаешь. У меня предполагалось это где-то очень в глубине души, что я не просто так родилась на этот белый свет.

— Алла Борисовна, когда у мужа и жены есть большая разница в возрасте, к каким-то вещам приходится привыкать. Правда ведь?

— Да, конечно. А разве нет? Или мириться?

— Какой возраст у женщины, это главное. Давайте возьмем на моем примере, мне все-таки седьмой десяток лет. Моему, так сказать, близкому другу, не хочу называть его мужем, но считаю, так сказать, Максиму Галкину на 28 лет меньше… Если что, ему можно дальше жить. Он еще может семью создать. Эта мысль, она, как правило, возникает у женщины, которая намного старше. Которая уже и без приплода, так скажем.

Алла Пугачева: Меня звали на Бродвей, но КГБ не отпустил

Алла Пугачева: Меня звали на Бродвей, но КГБ не отпустил

15 апреля – день рождения Аллы Борисовны Пугачевой, примадонны российской эстрады и культовой личности, давшей дорогу в музыку многим известным исполнителям.

Сегодня он-лайн журнал «Интервью со звездой!» предлагает вам вспомнить, как сама Алла Борисовна пробивала себе дорогу на музыкальный Олимп. Узнать подробности этой истории, которая насчитывает уже несколько десятков лет, нам удалось благодаря фильму «Мне уже не страшно» на Первом канале, посвященному известному композитору Александру Зацепину.

Один из своих самых знаменитых хитов «Женщина, которая поет» Алла Пугачева записала в студии Зацепина. А потом записала еще несколько песен, которые вошли в одноименный фильм. Композитором этих песен, судя по записи на пластинке, стал некто Б. Горбонос. Как оказалось потом, мифический Горбонос – это сама Алла Пугачева, которая скрылась за псевдонимом, потому как не знала, как зрители примут песни ее собственного сочинения.

Время рассудило всех – песни из фильма, и сам фильм «Женщина, которая поет» стали культовыми на тот момент.

Вот что говорит сама Алла Борисовна Пугачева об этой истории.

Алла Борисовна, а Вы не жалеете, что поссорились с Александром Сергеевичем много лет назад?

Это было ужасно, то, что я сделала. Я уже просила прощения. Была дура молодая, мне было интересно, как он примет эти песни. А этот добрейший человек позволил мне записать в его студии песни какого-то молодого композитора. Я скрыла от него, что Горбонос – это я. Мало того, эти песни, по договоренности с Мосфильмом, я вставила в фильм. Это, конечно, оскорбление для композитора.

Вот если бы я правду сказала! А так все – тайком, тайком. Он был обижен. До того обижен, что даже отказался музыку писать к новому фильму, пришлось мне корячиться. Извини еще раз, Саша, так нельзя с людьми поступать! Вы видите, грешки водятся за мной по жизни. Это один из этих грехов, и поэтому я всегда буду просить у него прощения.

Комментарий кинорежиссера Александра Стефановича:

Вся эта история с композитором Борисом Горбоносом, под именем которого скрывалась Алла, была частично мной тогда придумана. Тогда нельзя было поставить в фильм или на пластинку песни композитора – не члена Союза композиторов. Мы выдали это за песни мифического композитора Бориса Горбоноса (так просто звали мальчика, с которым я учился в школе)

Алла Пугачева о другой жизни

Мне было жаль, что он уехал. Как-то мы его на время потеряли. Не забыли, но потеряли из виду. И во мне даже элемент зависти какой-то был. Надо же, думаю, сел человек и уехал. И наверняка, где — во Франции! Вот уж он там развернется!

У меня тоже в жизни была масса моментов, когда меня приглашали. На 11 месяцев в Бродвее даже. Там уже другой разговор, что КГБ тогда не отпускал, не выпускал. Был шанс изменить свою творческую жизнь. Не давали, а я сейчас думаю – значит, так и надо было! Значит, что Бог не делает – все к лучшему.

Алла Борисовна, готовы ли Вы прыгнуть с парашютом?

Я бы не прыгнула. Я во сне очень часто прыгаю, летаю, мне достаточно. Надо беречь себя, у меня дети малые. Я уже напрыгалась.

Комментарий он-лайн журнала «Интервью со звездой!»

Время идет, и уже не только Леонид Брежнев, но и Владимир Путин может считать себя «мелким политическим деятелем эпохи Аллы Борисовны Пугачевой»

Большое интервью с Аллой Пугачевой

Пугачева и Галкин думают о том,чтобы родить ребенка, но считают, что на все воля божья

— Очень красиво, в узком семейном кругу. Это была розовая свадьба, и поэтому принесли очень много розового: от отреза на платье, как в старину (смеется), до всяких цветочков.

— Я собираю коллекцию маленьких радостей — коробочек, чашечек всяких, и он достал такую красоту! Удивительные фарфоровые чашечки! Произведение искусства! Там — цветочки, и пчелка внутри сидит. А я. Ой! Я подарила дизайнерскую лампу, которую он, по-моему, не оценил. Она такая гламурная, красивая, вся переливается. Сверху декорирована красивыми крашеными серебристыми мятыми банками, как из-под «кока-колы». Ну, у нас в замке внизу — бар, и я подумала, очень хорошо она там будет смотреться. Максим считает, что в замке все должно быть в одном стиле. А я считаю, что внизу, там, где я делаю маленький концертный зальчик, обязательно должна быть эта лампа в другом стиле. Почему нужно все время делать в замковом? Думаю, до него это дойдет.

— Вот когда совсем закончится ремонт, действительно будет идиллия. А сейчас там еще какие-то люди все время ходят — то электрик, то сантехник. Просто я Максима заставила въехать в этот замок. Иначе строительство так и стояло бы, топтались бы на месте. Но я очень счастлива! Потому что этот замок — очень добрый дом. И все, кто приходит в гости, не хотят уходить. Хотят вернуться. Это очень красивый, беспонтовый дом для жизни, а не для показухи.

— Ну, что? Ну, четыре гостевые. М-м-м. Наша спальня. Это уже сколько?

— Пять? Шесть — зал, где принимаем гостей. Кухня с комнаткой, в которой мы обычно сидим — семь. Вы думаете, там очень много? Нет. Бассейн, считайте, восемь. И верхний этаж. Мы его называем Галкин-холл, хозяйские апартаменты. Он там будет работать, принимать, отдыхать.

— В моих! (Смеется.) Светленьких!

— Он очень любит это делать!

— Да мы давно уже смеемся.

— Да! Он же — хороший артист.

— А что в этом плохого?

— Вернуть-то он вряд ли хочет. И не может. И знает это. Поэтому почему мой муж должен реагировать на такие чудесные признания?

— Ну, я же — актриса. Нет, если он к кому-то и будет меня ревновать, то уж никак не к Киркорову.

— Он — интеллигентный человек. Мы доверяем друг другу. И расходовать себя на это мерзкое чувство ревности не будем.

— Я уже и не помню. Из-за мелочей. Громких ссор не было. У нас не получается ругаться. Потому что если Максим вдруг начинает говорить на повышенных тонах, топать ножками — это безумно смешно. Я начинаю хохотать. Он видел эту реакцию и старается себе этого не позволять.

— Ну, ничего. Хорошенький.

— Мы думаем на эту тему. На всё воля Божья!

Певица рассказала правду о своих отношениях с Людмилой Гурченко, Ильей Резником, Лолитой, племянником и папой Дени

— Да. А что в этом такого? Молодая женщина не может родить? Безумно смешно, что у меня просят комментарии. А что надо говорить? Как они это делали? Или показать анализы, УЗИ? Довольно бестактно лезть в эту тему.

— Да я и сейчас скажу.

— А мы не хотим знать. Мне кажется, УЗИ — это не совсем безопасно. Так зачем рисковать?

— Да?! Я этого не знала. Странно. Мы так давно не виделись, что он может ошибаться.

— Ну, как он заявил, у нас в отношениях — «тихая пауза». Не первый раз.

— Да. И что? Теперь Пугачева не поет. А песни должны умереть, что ли? Во всем мире их перепевают.

— Боже упаси! Откуда вы берете такую информацию? Я разговариваю с Лолитой часто по телефону. Мы смеялись по этому поводу.

— Ну, как откуда? Коллеги написали. Была вечеринка, Лолита поднялась к вам в ложу, но вылетела оттуда пулей и ушла!

— Давайте я вам правду расскажу. Лолита пришла, поздоровалась, мы немножко пообщались. И она говорит: «Я, к сожалению, не могу здесь долго сидеть, потому что мой друг — в больнице. Поеду к нему, а то на душе неспокойно». Лолита — удивительно добрая женщина. Мы сказали: «Давай, передай ему привет!» Всё! Вы представляете, что из этого придумали?

— Я? Обидела?! Я обидела?!

— Да ну что вы?! Какой бред!

— Нет. Мы уважали друг друга. Она обо мне всегда прекрасно отзывалась, а я — о ней.

— Да. И как-то прицепилось ко мне это «Примадонна». Кстати, недавно в день рождения Людмилы Марковны мы собирались и вспоминали ее. А мужа Гурченко Сережу Селина мы пригласили встретить с нами Новый год. Чтобы ему не было одиноко.

— Да. Но это даже не конфликт. А какое-то полное недоразумение. Я до сих пор не могу понять,что это такое вообще было.

— Нет. Я никогда не обижаюсь. На обиженных воду возят. Просто я так и не поняла, ради чего все это было? Гордыня мужская, что ли? Ну, это я еще могу понять.

— У него всё есть. Ребенок прекрасно живет. У него есть мама, папа, школа. Понимаете, мальчикам необходим отец. Но просто все должно решаться без скандалов. Никита обожает своего отца. И мы сделали все, чтобы они общались. Так же с Дени. Я не представляю себе, чтобы мальчик рос без влияния мужчины.

— Если вы имеете в виду гомосексуализм, то я знаю массу примеров, когда и мама, и папа были, а ребенок все равно становился геем.

— Я подхожу с научной точки зрения. Не буду трактат читать. Но есть шесть объяснений, откуда это получается. Одни люди рождаются такими. Против природы не попрешь. И в этом ничего противоестественного нет. Другая причина — это неправильное воспитание. Когда мальчишку одевают девчонкой. У меня был такой друг в Швеции — Якоб Далин.

— Ну, это шутка была. Потом есть развратники. Это самое гнусное, что может быть! Разврат и вседозволенность тоже приводят к этому! И эти вещи надо каленым железом выжигать! А если человек родился таким, то ничего не поделаешь.

— Ну, может, они видят во мне мужской склад ума? Или им нравятся неслюнявые тексты? А может, это какая-то сила, которую геи приветствуют?

— Да. Мне нравится быть женщиной. А где еще себя можно чувствовать женщиной, как не с мужчинами?

— Помогаю. Но ситуация тяжелая. Это кошмар. Я ругаюсь, а он не хочет в больнице лечиться! И я не знаю, что делать. Сейчас выбрала новую тактику: не сюсюкаюсь с ним, а очень сурово обхожусь. Помогаю продуктами, но денег не даю. Потому что деньги для наркомана — это, увы, большой соблазн сорваться. Жалко, парень-то хороший был. И что с ним случилось? (Вздыхает.) Надеюсь, что рождение сына поможет Владу взять себя в руки, и он выкарабкается.

Примадонна рассказала о своем здоровье, и том, что думает о конце света

— Ну, стентирование — это не прямо уж такое дело, чтобы кричать: «Вау! Вау! Вау!» Если его вовремя не сделать, то да, плохо будет. Надо регулярно проверяться. Вот и мне сейчас опять надо посмотреть и, может быть, еще один стент поставить. А дальше нужно, наверно, бросать курить. Я пытаюсь. Но это очень сложно. Как и все эти таблетки. Воздуха надо побольше! Я в замке, конечно, свое здоровье улучшила, потому что могу там и поплавать, и по лестницам побегать, и по саду погулять. И уже 10 лет никакой нервотрепки нет в личной жизни.

— Да. Все болезни от нервов, желчного характера, зависти и неправильного восприятия мира. Это основные причины болячек.

— Это не аэрофобия. Я не знала, что у меня больное сердце, но много лет чувствовала себя плохо в самолетах. Особенно — на взлете. Спазмы, я задыхалась. И, естественно, стала бояться своего состояния в самолетах. Что-то вот боюсь этих взлетов — и всё. Хотя врачи говорили, что после стентирования летать можно. Но осадок остался. Посмотрим, может, уже пора это в себе преодолеть.

— Да ну-у! Он смеется все время надо мной: «Зачем? Ты сама привлекаешь к себе эту тему из космоса!» И тогда я перестала думать об этом.

— Не называйте это концом света! Свет бесконечен! А то, что мы живем в таком мире, где происходят техногенные катастрофы и климатические изменения. Космос — дело тонкое, Петруха. Береженого Бог бережет, как говорила моя бабушка. Так что противогазы на всякий случай в доме надо иметь. Даже на такое лето, какое было год назад. Тогда от смога масками спаслись. А если вдруг хуже будет? Смотрите, сколько наводнений происходит: люди сидят на крышах и не знают, что делать. У нас тоже крыша есть. Так почему там надувные лодочки не иметь под рукой? Мне кажется, это так разумно. И надо подойти к этому по-хозяйски, а не бункер строить.

— Ну, первое, что пришло на ум — быть рядом со своими близкими. И радоваться всему тому, что было и есть. С надеждой на будущее. Всё. — Вы говорили в интервью нашему журналу, что вам надо составить завещание — это дело хорошее. — Я уже давно его составила. Только содержание надо все время менять. То пополнение в семье происходит, то недвижимость какая-то появляеся. Вот и завещание как бы заменяется одно другим.

— Ну, по-моему, все мои это знают.

— А чего в этом интересного? Дайте я поживу! А если что случится, вы увидите и узнаете. Что ж я вам заранее буду рассказывать? Я о концертах не рассказываю, а уж о собственных похоронах. Боже упаси!

— Нет. Чего ее бояться-то?

— Ну, зачем же? Рай, ад — это на земле. Это вы выбираете, где жить — в раю или аду.

— А что вы у меня спрашиваете?

— Ну, узнаете! (Смеется.) Когда-нибудь. Ведь это таинство.

— Конечно! А чего же я их сейчас трачу?! (Смеется.)

— Ну, пока деньги не закончатся, не вернусь. Что поделаешь?

Алла Пугачева о Путине, Прохорове, Тимошенко и отечественном телевидении

— Вы же газеты читаете? Знаете! Ну, закончилась и закончилась.

— Как я могу жалеть о том, что поддержала товарища, если ему это надо было?

— Это вы правильно сказали. Старый новый Путин — это хорошо.

— Да никто не знает! Желание человека сделать лучше в стране еще не говорит о том, что у него получится. Правильно? У нас есть выбор? У вас выбор есть?

— Об этом и речь! Я считаю, что такие, как Прохоров, должны быть при президенте и правительстве, потому что это — очень умный человек. А обновление мозгов как раз происходит от тех людей, которые вокруг. За счет таких, как Прохоров, Кудрин. Думаю, Путин понимает это. Хотя ничего пока сделать не может.

— Да. Я его знаю давно.

— Ну, я уже говорила, что хорошо отношусь. Путин — адекватный и умный человек, которому трудно.

— Я просто никогда не снималась в рекламе партии.

— Я говорила про личность. «Если Путин уходит, то так и надо. Я — за Путина». Но это никакого отношения не имело к партии.

— Да? Ну, не знаю. Меня спросили — я ответила. Но быть таким, как Путин, очень тяжело. Сложно нести бремя популярности и надо быть слугой народа.

— Ой, это безобразие. Я опять же как посторонний человек говорю. Это некрасиво. Неправильно. Видно было, что это прополитический суд.

— Так нас назвать нельзя. Мы знакомы. И хорошо относимся друг к другу.

— Нет. Были «Рождественские встречи», на которые она, будучи премьер-министром, пришла как зритель. Нам это было приятно. Но, ей-богу, «Рождественские встречи» не делались под выборы. Я настолько далека от политики, что вообще не знала про них. Так получилось. Но это вызвало много домыслов. Ай! Пусть говорят!

— Нет. Зачем? Я не приветствую дилетантизм. Это же сколько надо знать в политике и экономике! Надо быть очень умным, во всем разбирающимся человеком, а это — не я.

— Раскрутить молодых певцов сейчас очень трудно. Телевидение даже считается дурным тоном. Музыкальных программ практически нет. А все время отдано каким-то секс-битвам и странным передачам типа «Каникулы в Мексике». Я такие пробл. душные программы не смотрю! Мне не интересно.

— Про здоровье и сейчас смотрю. Потому что я просыпаюсь и под что-то надо кофеек попить. Мне безумно нравится программа «Жить здорово!» Елены Малышевой. Она — колоритный персонаж, со своим юмором, хорошо раскрывает полезные темы.

— Каких звезд? Там нет звезд! «Дом-2», что ли, смотреть? Это же ужас! Такая дебилизация идет! Или просто красивых девок много, и их некуда девать?

— Я не против. Я — не ханжа. Я — креативный человек. Но то же самое можно делать по-другому. Интереснее. Зачем показывать учебное пособие, как пилотов лазером ослеплять? Или в «Среде обитания», как стать вампиром? Это же ужас! Культурный уровень настолько понизился! Страна будто девственность потеряла! Была такая чистая Россия. Потом ее изнасиловали. И она стоит, такая бывшая целка-невидимка, и думает: «Что я делаю? То ли давать всем подряд, то ли лечиться?» Никто не против сисек-писек. Но хочется не порнушки, а эротики. А у нас всё — дешевка такая, что получается страшно.

Певица рассказала правду о характере Киркорова, здоровье Бориса Моисеева и трагедии Бориса Краснова

— Возвращаясь к Сергею Савину. Правда, что вы дали ему на съемки клипов 3 миллиона рублей?

— А это сколько в долларах?

— Сто? Да вы что?! Я уже больше потратила!

— Неправильно вопрос ставите. Раскрутить артиста может стоить до миллиона долларов! Я, конечно, еще столько не потратила. Только начала.

— Поневоле. Потому что Сережей должен был заниматься Боря Краснов. Но он в тяжелейшем состоянии в больнице. И я как верная подруга решила сделать то, что он хотел, — чтобы Сережку Савина узнали.

— Из комы он вышел, но говорить не может, потому что трубка в горле и все такое. Это зрелище, конечно, не для слабонервных. Но он вроде немножко реагировать стал. Боюсь сглазить, поэтому на эту тему лучше не говорить. Очень много людей, которым хочется думать, что Боря так от следствия сбежал. Чудовищно! Бога не боятся! Уверена, следствие разберется, что Боря не виноват!

— У Бори — очень много проектов. Он горел на работе.Фанатик своего дела. В Китае, в Шанхае была выставка, за оформление которой он занял второе место в мире! Такого никогда не было! А Боре даже спасибо не сказали и не заплатили. Это чудовищно — разбрасываться такими людьми! Боре предложили работу, на которую польстились другие. И его — 100 процентов! — таким образом убрали. Ну и Борин язык. Господи! Это его минус, конечно. Краснов — большой болтун. Может и пригрозить, потому что заводной. Я-то знаю, сама с ним ругалась. Он настолько эмоциональный человек, что Киркоров по сравнению с ним отдыхает.

— Ну, конечно! Только Боря — не хам. Филя-то у нас еще хамить умеет, как избалованный ребенок. А Боря — эмоционально, а иногда зло остроумный дядька. С ним интересно и иногда страшно разговаривать. И это — самая главная его беда, которая привела к такому результату. Очень жаль, что Боря болен. В противном случае все давно бы уже разрешилось.

— Это не мои планы. Но многие советуют. Потому что у Сережи — большая харизма на сцене. Визуально он очень хорош. Если будет еще хорошая песня, то почему бы и нет? Ведь «Евровидение» — большой опыт. И не надо бояться там проиграть.

— Есть разные люди. Некоторые гибнут, если сидят без дела. Я могу таких в шоу-бизнесе по пальцам пересчитать. Это Иосиф Кобзон, Боря Моисеев, Филипп Киркоров. Я плохо представляю их без сцены. Если они без нее жить не могут, то пусть живут благодаря работе. И чем дольше, тем лучше.

— Неправда. Заставить Борю сделать что-то, если он не хочет, — очень сложно. Моисеев сам выступает с удовольствием. Это мобилизует, заставляет его быть в форме. Есть такие люди, для которых лучшая таблетка — это действие. А таблетки пить я и сама не люблю.

— Был кризис. Но сейчас вроде все в порядке. Эта тема висит лично на мне.

— Да? Может быть, будет.

— Ну, вот закончим и посмотрим.

— Я никак не могу пьесу найти. Всё, что приносят, — не то. Надо самой искать.

— Да меня ничего не раздражает! Дай бог, чтобы она была преемницей, чтобы у нее получилось. Для этого надо очень много работать. Это великий труд! Я ей на днях позвонила и сказала: «Тебе надо что-то делать, потому что я чувствую интуитивно, что есть какое-то топтание на месте». Я это сказала из лучших побуждений. И она рада была. Ответила, что работает, прекрасно все понимает и абсолютно согласна.

— Ну, не уверена. (Смеется.) Потому что я достаточно резкая и прямолинейная женщина. Могу не звонить, а, проходя мимо, сказать: «Прекрати этим заниматься!» Или еще что-нибудь.

Источники:
Алла пугачева интервью
Выпуск еженедельника «Комсомольская правда» с интервью Аллы Пугачёвой . В продаже с 3 декабря! Алла Борисовна, вы ведь в самом начале карьеры уже работали в музыкальной школе? —
http://fan-club-alla.ru/2014/12/alla-pugacheva-intervyu/
Алла пугачева интервью
— Ну почему бы нет? Мне уже достаточно много лет, чтобы стать матерью какого-нибудь общества, а не просто своей дочери. Я вроде никого не подводила, а народ-то редко ошибается. Хотя и
http://vk.com/topic-65222898_33993049
Алла Пугачева: Меня звали на Бродвей, но КГБ не отпустил
Алла Пугачева: Меня звали на Бродвей, но КГБ не отпустил 15 апреля – день рождения Аллы Борисовны Пугачевой, примадонны российской эстрады и культовой личности, давшей дорогу в музыку многим
http://interview-so-zvezdoi.ru/alla-pugacheva/
Большое интервью с Аллой Пугачевой
— Очень красиво, в узком семейном кругу. Это была розовая свадьба, и поэтому принесли очень много розового: от отреза на платье, как в старину (смеется), до всяких цветочков.
http://boshsoz.com/obshchestvo/5705-bolshoe-intervyu-s-alloj-pugachevoj

COMMENTS