Православная психология

Нужна ли Церкви психология? ( ВИДЕО)

Сегодня, в эпоху постоянных стрессов и депрессий, в церковной среде все чаще звучат дискуссии о том, стоит ли верующим в каких-то ситуациях прибегать к помощи психолога или психотерапевта или все это – блажь, ведь для решения подобных проблем достаточно священника. В ряде духовных семинарий курс психологии включен в программу, однако верующие то и дело высказывают опасения, что в этих веяниях проявляется та самая секуляризация церковной жизни – «подстраивание» Православия под модные тенденции времени.

Так нужна ли Церкви психология? Возможно ли соработничество психолога и священника, и если да, то в каких случаях? Об этом рассуждает игумен Нектарий (Морозов).

Если психолог, то православный

На мой взгляд, огромную ошибку совершают те священники и просто верующие, которые отрицают психологию как таковую, возможность использования психологии в пастырском служении. И в то же время не меньшей ошибкой будет обращаться к психологам, которые являются неверующими или и вовсе откровенными безбожниками. Если ты пытаешься жить по Евангелию и сталкиваешься с какими-то непреодолимыми трудностями, то не стоит искать их разрешения в советах людей, совершенно не принимающих твоей системы ценностей, – ничего хорошего из этого не получится, как в басне «Лебедь, рак и щука».

Кроме того, к сожалению, очень часто приходится сталкиваться с тем, что психологическую помощь оказывают люди, хотя и имеющие психологическое образование, но не имеющие должной квалификации. Очень часто приходится встречать психологов, которые сами явно страдают от каких-то психологических проблем. В этом случае больной пытается лечить больного, и оба преуспевают на горшее.

Соединение знаний по психологии и опыта христианской жизни может быть весьма полезным

Психология не является истиной в последней инстанции, она вообще не является истиной как таковой. Как наука, она достаточно спорна, но вместе с тем она выявляет в жизни конкретного человека и людей в целом, во взаимоотношениях между людьми определенные закономерности. Когда мы хотим что-либо узнать по определенному вопросу за самое короткое время, естественно обращаться к опыту тех людей, которые этим вопросом углубленно занимаются. Они могут в чем-то заблуждаться, но у них накоплен достаточно большой материал, которым можно воспользоваться и который можно проанализировать, в том числе с учетом собственного опыта христианской жизни или пастырского служения, если речь идет о священнике. И вот если такое соединение знаний по психологии и опыта христианской жизни происходит, оно бывает очень полезно.

Например, еще в юности я прочитал книгу «Игры, в которые играют люди, и люди, которые играют в игры» Эрика Бёрна, и, с одной стороны, она меня как-то даже ужаснула, а с другой стороны, принесла мне, как я считаю, огромную пользу. Автор утверждает, что большая часть людей, осознанно или неосознанно, в течение жизни играет, и различные, даже самые примитивные бытовые конфликты – это такие маленькие игры. Мы, конечно, не должны свою жизнь строить на основании таких моделей игр, но вместе с тем если мы в этой области жизни более-менее разбираемся и понимаем действующие в ней закономерности, то от очень многих опасностей можем таким образом уклониться.

Людям, приходящим на исповедь «для общения», а не с желанием побороть свои грехи, лучше обращаться к психологам

А еще мы можем в себе самих увидеть это желание играть и жить не по-настоящему – и это желание в себе пресечь. Когда я, например, хочу свалить на кого-то свою собственную вину и нахожу для этого способы, то должен остановиться и сказать: «Стоп. Ведь ты играешь в какую-то игру, ты не живешь по истине». А христианин не должен играть, он должен жить.

Когда кто-то не приемлет слова духовного

С моей точки зрения, идеальна ситуация, когда при храме есть приходской психолог. Для чего? Например, бездомному человеку, который просит деньги на лекарства или сами лекарства, одежду, еду, мы не говорим: «Ты должен сначала начать читать утреннее и вечернее правило, прочесть Евангелие, и тогда мы тебе будем помогать. А если ты к тому времени умрешь с голоду, значит, тебе просто не повезло». Мы помогаем этому человеку без каких-либо условий, потому что помощь – это необходимое, требующееся от нас дело милосердия. Если нам удастся сердце этого человека привлечь ко Христу, привести его в Церковь и помочь там остаться, то, безусловно, мы выполним некую программу-максимум – то, ради чего мы, собственно, существуем. А если нет, то просто окажем ему милость в том, в чем возможно.

Конечно, бывает на приходе либо священник, либо кто-то из прихожан с опытом и с рассуждением, с горячим добрым сердцем, который может справиться и без психолога. А порой такой человек по своему житейскому опыту, любви, уму, глубине даже лучше любого психолога. Но такого рода людей не всегда найдешь.

Если на приходе психолога нет, но священник знает какого-то специалиста, взгляды которого совместимы с христианством, то имеет смысл людей к нему отправлять. Бывает, что человеку не могут рекомендовать психолога в храме и он находит кого-то самостоятельно; в таком случае не вижу ничего предосудительного, если священник познакомится с этим психологом – ведь надо разобраться, насколько безопасно будет обращение к нему.

Психология в помощь пастырю

Но сказать просто: «Вам надо обратиться к психологу» – нельзя. Это значит отмахнуться. Если специалиста нет, то я буду человеком заниматься сам. И тут возникает закономерный вопрос: должен ли священник обладать какими-то знаниями в области психологии? Я считаю, что на сегодняшний день – должен, по всем вышеозначенным причинам: для того, чтобы иметь возможность помочь тем, кто слова духовного не приемлет, но кому помочь, тем не менее, необходимо. Да, это, может быть, не задача священника; да, может быть, он таким образом будет забирать время у своего непосредственного служения. Но вот есть человек – разве его бросишь? Если у тебя нет социального работника – снова приведу этот пример, – ты будешь сам оказывать помощь: и одевать, и кормить, а может быть, даже еще и мыть, если человек пришел к тебе в струпьях. То же самое и при отсутствии психолога.

Сегодня фактически каждый священник – по крайней мере, каждый настоятель – берет на себя в силу необходимости множество несвойственных ему функций, хотя вообще-то священнослужитель поставлен на то, чтобы совершать богослужения и духовно окормлять свою паству. Не его дело – заниматься административно-хозяйственными вопросами, стройкой, экономикой прихода, не его дело – искать деньги. Всем этим должны заниматься люди, которые не предстоят перед Престолом и не совершают Евхаристию. И если поставить в ряд такие невольные послушания, которыми мы, настоятели храмов, обременены, то необходимость оказать человеку не только духовную, но и психологическую помощь будет среди них чем-то наиболее близким к служению священника и наиболее ему свойственным.

А еще нужно знать и понимать, что священник в процессе общения с людьми хоть и испытывает сильное напряжение, порой даже опустошение, потому что отдает все свои силы, а иногда и переживает самый настоящий надрыв, – но есть благодать Божия, которая оскудевающее восполняет. И священник не только лишь от себя что-то дает – за ним стоит Господь, поэтому он все-таки в гораздо большей степени сохраняется от тех состояний, в которые часто впадают практикующие психологи: выгорание, бесчувствие, нарушения в собственной психике. Хотя, опять-таки, если психолог – верующий человек, то он, наверное, будет действовать в чем-то подобно священнику, то есть не сам по себе, а понимая, что он служит таким образом Богу, – будет молиться, будет помощи просить. А когда человек в чем-либо просит помощи и благословения Божия, то, безусловно, он уже действует не только лишь сам, и Господь его силы оскудевающие тоже восполняет.

Я думаю, что сегодня очень хорошей практикой является введение в семинариях курсов, дающих хотя бы базовые познания в области психологии. Естественно, что вести подобного рода занятия должен психолог, который тоже является человеком верующим и который будущим пастырям может дать что-то, не идущее вразрез с христианским учением. Вопреки мнению скептиков, это возможно.

С трудами Виктора Франкла имеет смысл познакомиться каждому пастырю

Более того, когда священник сталкивается с человеком, страдающим какой-либо зависимостью, он рано или поздно понимает, что к наркотикам, алкоголю, игре, компьютерам, деньгам, даже другим людям человека столь болезненно привязывает огромная внутренняя пустота – как раз-таки отсутствие смысла и попытка заменить его неким кумиром. И здесь даже молодому пастырю, у которого большого опыта душепопечения еще нет, знания по психологии могут помочь.

Психологией нельзя увлекаться. Общаясь с человеком, нельзя видеть психотип – нужно, прежде всего, видеть человека

Но психологией, как и вообще всем, нельзя чрезмерно увлекаться. И когда ты общаешься с человеком, нельзя видеть схему или психотип, – нужно видеть человека, в поведении которого есть какие-то закономерности, которые могут помочь тебе его понять. Но не должно этими закономерностями подменять его самого как уникальную и неповторимую личность, потому что это будет серьезнейшей ошибкой.

Человек – достаточно сложная система, потому что он отступил от той простоты и от той цельности, которая была присуща ему первоначально до грехопадения. Те законы, которые изучает психология, не есть что-то постороннее или потустороннее – они некая данность. Они тоже следствие грехопадения, но Господь дает нам возможность знанием об этих законах и процессах обладать и этим знанием пользоваться. Не стоит это игнорировать: как врачей сотворил Господь, как говорили отцы, так в каком-то смысле Он сотворил и психологов.

Источник:
Нужна ли Церкви психология? ( ВИДЕО)
Сегодня, в эпоху постоянных стрессов и депрессий, в церковной среде все чаще звучат дискуссии о том, стоит ли верующим в каких-то ситуациях прибегать к помощи психолога или психотерапевта или все
http://www.pravoslavie.ru/92541.html

Православная психология

Поэтому только та психотерапевтическая помощь будет действенной, которая обратит человека ко Христу и, под руководством священника или верующего врача, побудит его каяться и исправлять свою жизнь. В этом случае слово врача или духовника будет подкрепляться благодатной силой Божией, способной уврачевать самую тяжелую душевную болезнь.

Здесь вы найдете необходимую информацию по психологии и практической психотерапии,

ответы на наиболее частые вопросы, справочные материалы. Вы сможете поделиться своими мыслями, впечатлениями

и, возможно, проблемами,

а также оставить свои пожелания по развитию группы, которыми мы обязательно воспользуемся. Веб-сайт: http://vkontakte.ru/club16838988

— Земля! Я — воздух. Монахи движутся на вершину горы. Медленно сужайте кольцо оцепления и прижимайте их. Вершина горы обрывистая. Дойдя до неё им некуда будет деться. Там мы их и возьмём! Приём!

— Воздух! Я — земля. Понял вас. Конец связи.

— Земля! Земля! Не подходите ближе, они хотят прыгнуть! Они на краю пропасти! Приём!

— Воздух! Я — земля. Ждём пять минут и продолжаем движение. У нас нет времени — скоро стемнеет. Приём!

— Понял. Конец связи.

— Товарищ капитан, где они? Куда делись монахи? Мы поднялись на вершину, но их там не было.

— Они. они ушли на небо.

— Потрудитесь объяснить, товарищ капитан, куда пропали монахи, которых мы выслеживали двое суток?! И как вы повели оцепление по ложному следу!

— Моим объяснениям вы всё равно не поверите, товарищ полковник. Так что вот мой партийный билет и рапорт об увольнении в запас.

Источник:
Православная психология
Поэтому только та психотерапевтическая помощь будет действенной, которая обратит человека ко Христу и, под руководством священника или верующего врача, побудит его каяться и исправлять свою
http://vk.com/orthodoxpsiholog

Православная психология — что это?

Русская православная психология – что это за явление, зачем нужны православные психологи? И какое отношение Церкви к психологии? Ответы в нашей статье!

Нужно ли со своими «болячками» идти к психологу? Особенно если ты — верующий православный христианин? Если есть священники, Церковь, Евангелие и святоотеческое наследие, зачем еще нужна психология?

Все мы знаем, что в вопросах веры ничто так не ценно, как опыт. Поэтому, пытаясь ответить на вопрос «Нужна ли православному психология?», в первую очередь оглядываешься на реальный опыт своих близких. А он разный.

У одной из моих верующих, православных подруг была невыносимого характера и нрава сестра-подросток. Не получая от матери или сестры желаемого, кидалась утюгами, будильниками, громила мебель. В том, что подруга не преувеличивает, мы и сами убедились, когда однажды она привезла ее в нашу подмосковную общину при храме, куда мы съезжались на субботу-воскресенье под крыло своего духовника. До метания утюгов и будильников дело не дошло, но по речам и мелким поступкам, по увлеченному передразниванию взрослых было заметно, что подросток явно без тормозов. «Для меня нет авторитетов» — сквозило в бесшабашном ее тоне.

Дело дошло до того, что чрезвычайно умудренный, хорошо нас знающий священник однажды даже благословил Машу в период особо неукротимого буйства сестры… вызывать домой милицию.

Маша уходила от родных, чтобы не сталкиваться с сестрой, жила у друзей. Потом наше общение стало не таким тесным, а когда спустя какое-то время, встретившись, мы поинтересовались у Маши, в каком состоянии сестра, оказалось, что метательница утюгов и будильников — отличница юридической академии и уже давно не тиранит семью. «Что же произошло?!» — ахнули мы. «Я сводила ее к психологу в православный центр. Она с ней, видимо, точно и убедительно поговорила, и — как отрезало. Сестре вдруг стало все понятно и про себя, и про последствия своего поведения».

«Может быть, девочка «переросла» свое буйство, вышла из трудного подросткового возраста?» — не доверяли мы Машиному рассказу. «И это могло сказаться, — отвечала Маша, — но именно разговор с психологом оказался для нас тем самым ключом, который открыл ей дверь понимания — и себя, и других».

А вот совсем другая история. Еще одна моя знакомая, верующий человек, без особой нужды, ради любопытства к внутреннему миру стала ходить к давно знакомому и когда-то сыгравшему хорошую роль в ее жизни психологу на что-то вроде психоаналитических сеансов.

Над нею посмеивались даже неверующие — смотрите, она и на исповедь ходит, и к психоаналитику. Подруга поясняла: исповедь — целительное Таинство, а встречи с психологом — что-то вроде перестройки душевной архитектуры. Ей казалось, что они с ее знакомым психологом хорошие «прорабы» этой перестройки.

Спустя три года после начала этого интеллектуального и душевного приключения я встретила ее в состоянии мучительного кризиса. Она попала в тяжелые испытания, несчастья преследовали ее и ее родных, и она забыла обо всем на свете, кроме молитвы, постов, Церкви. На мой вопрос о психологе замахала руками: «Все это игрушки. И я не уверена, не опасные ли». Прочитав удивление в моих глазах, уточнила: «Я передоверилась тому психологу, он сказал, что мы занимаемся с ним “психодрамой”, а на поверку оказалось — чем-то непонятным. Похоже, он применял ко мне полугипнотические практики, а след этих практик я, несмотря на университетское образование и всегдашний интерес к гуманитарным текстам и практикам, сейчас не могу “считать”».

Та плотность боли и тот мучительный опыт реальных событий и переживаний, через которые моя подруга прошла потом, не оставил камня на камне от интереса к такого рода практической психологии, а подозрение к ней — оставил.

«Мне кажется, я развинтила себе душу этими странными самокопаниями и фантазиями, а когда пришли реальные испытания, встретила их в ослабленном состоянии, и чуть не погибла. В конце концов, Господь дает каждому то устроение души, которое дает. Надо терпеть в том числе и свои психологические слабости», — такую позицию заняла она в итоге.

Она не согласилась даже с моим соображением, что опасны, скорее всего, вот такие психоаналитические методы смутной духовной этимологии, ну а уж обычный-то разговор с хорошо образованным психологом — дело полезное. «Все нам дано, все у нас есть — в духовном опыте святых отцов. А психология — это “лабиринт, из которого нет выхода”».

Почему для кого-то психология становится нитью Ариадны, выводящей из лабиринта трудностей, а для кого-то — самим лабиринтом?

Сказать ли психологии решительное православное «нет»? Но не поскальзываемся ли мы тут на том самом обскурантизме, на который много раз указывала русская интеллигенция, говоря о церковном опыте?

Ведь у психологов в арсенале немало практических навыков. Недаром же на всех пресс-конференциях в дни напряженного поиска решений «что же делать с сидельцами пензенского оврага?» рядом со священниками сидела психолог и говорила дельные вещи. И из сект, все знают, людей лучше вытаскивать, опираясь на помощь профессионального психолога.

Ну и в конце концов: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6: 12). Психология как идея фикс, как нечто формирующее предельный мировоззренческий горизонт — вот это уже, может быть, «превышение полномочий». А психология как опыт, как умное профессиональное знание — почему нет? Было бы большой гордостью пренебрегать и психологической культурой. Если, конечно, это не попытка вогнать в культурный слой нашей жизни бетонный раствор хамства и эпатажа.

Но всячески «снимая шляпу» перед психологической культурой, я бы, честно говоря, медлила восторги, когда речь заходит о психологии как таковой.

Конечно, любой предмет во всем великолепии своих глубоких смыслов предстает отнюдь не в учебниках. Честь всякой науки составляют авторы, первооткрыватели законов. И вот тут надо, мне кажется, заметить еще одну ахиллесову пяту психологии как науки — отсутствие жестких законов, если речь не идет о рефлексах и собаках Павлова. И присутствие авторов — часто ярких, но очень субъективных. В вершинах своих психология — это как раз набор ярких и противоречащих друг другу в позициях и взглядах фигур. Мне кажется, неискушенному легко оказаться в дебрях, может быть и весьма соблазнительных.

Спор одного из психологических столпов века Зигмунда Фрейда с религиозными основаниями наших мировоззрений меня лично и не страшит, и не отталкивает. Не страшит, потому что всякие системные наезды такого рода внутри нашей души и головы быстро рушатся. Это как интеллектуальная закалка. А не отталкивает, потому что, например, из лекций известного современного христианского философа Владимира Бибихина, ученика Лосева, я знаю о последнем развороте Фрейда в сторону религии. Просто этот разворот не успел отлиться в тексты, но все, что говорит о его духовном итоге Бибихин, цитируя Фрейда, мне кажется убедительным.

Однако молодой зеленый ум, руководимый страстью к оригинальности и ниспровергательству, склонный к шоку и эпатажу, вполне может вписать позиции Фрейда в число излюбленных постулатов. И тут, конечно, встает вопрос о том, не приготовляют ли такого рода позиции человеческую душу, ту самую, которая, как мы любим повторять вслед за Тертуллианом, по природе своей христианка, — к инфицированию грехом?

Вопрос о соблазнах — духовных, мыслительных — почти всегда будет вставать, когда речь будет заходить о постижении психологии, ее теориях и теоретиках.

Источник:
Православная психология — что это?
Русская православная психология — что это за явление, зачем нужны православные психологи? И какое отношение Церкви к психологии? Ответы в нашей статье!
http://www.pravmir.ru/k-chemu-pravoslavnym-psixologi/

Православная психология

Почти у каждого человека наступает такой период, когда привычное поведение начинает вызывать у него лишь раздражение, появляются проблемы и душевные расстройства, человек впадает в депрессию. Именно в такое время ему необходима помощь специалиста. Помочь может православная психология.

Психология — это наука, изучающая психическую сторону жизни человеческой или животной. Психология же православная затрагивает проблему души и духа.

Православная психология — это разновидность психологии, занимающаяся анализом греховных страстей, лекарем в котором выступает пастырь. В ее основе лежит православная церковь.

Психологи изучают человека и его проблемы только с душевно-плотской стороны, что полностью отрицает существование другой жизни, некого потустороннего мира, в котором царит полная свобода мысли. Именно рассмотрением дел, связанных с духом, перешедшим за грани материального, и занимается православная (святоотеческая) психология. Современные люди полностью прикованы к материальному миру, поэтому не способны видеть того, что находится за его гранью.

Святоотеческая психология постоянно развивается, она динамична. Она изучает чувства и настроения, которые неподвластны большинству людей. Страсти, гордость и тщеславие — самое простое, что есть на Земле. Этим занимается православная психология, это некое откровение новой жизни, проникновение в самые потаенные уголки человеческой жизни.

Ни один, даже самый опытный психолог не сможет с помощью своих инструментов проникнуть так далеко, как делает это святоотеческая психология. Она изучает мир бездонный, полный духовных сияний и откровений.

Люди видят в уме и воле лишь греховное деяние, тогда как святые отцы — учителя православной психологии — учат видеть в разуме силу человеческой души, не просто его плотскую натуру, а душу, способную чувствовать и страдать.

Православная психология гораздо более полная, чем обычная: она изучает человека с трех разных сторон — духовной, душевной, и только потом — плотской.

Но большинство людей относится к православной психологии настороженно, считая ее скорее псевдонаукой. Ни один психолог никогда не станет вмешиваться в религиозную жизнь человека, ведь его задача — находить травмы и вылечивать их. Душа человека до тех пор будет закрыта ото всех, пока тот не раскроет своей психологической травмы специалисту. До тех же пор в каждом его жесте, каждой исповеди будет сквозить неестественность.

Обычно именно люди, остро нуждающиеся в помощи, яро отрицают необходимость ее как таковой и опровергают любой намек на психологию. Они боятся расшатать то, что уже почти зажило и забылось, пряча свои душевные травмы и выставляя лишь надежды на то, что все пройдет само собой.

Люди скрывают свои проблемы за религиозными заповедями, тем самым оставляют проблему в своей душе на длительный срок. Человек оказывается неспособен исповедаться, в результате чего вся его духовная жизнь начинает приобретать форму извращений. Для того чтобы этого избежать и нужна православная психология.

Мнения о православной психологи расходятся. В основном этот термин отрицается как что-то, что не имеет места существовать. Но в то же время признается использование в психологических терапиях только те методики, которые не противоречат православному мировоззрению.

Священника можно сравнить с психологом: он тоже занимается врачеванием душ. Чаще всего они не осознают свою схожесть с психологами, вот почему их необходимо специально обучать психологии, дабы они не совершали непростых ошибок и не причиняли людям большего вреда.

Каждый человек в своей жизни сталкивается с проблемами душевного здоровья: как остаться спокойным в раздражительной ситуации, как перебороть свою лень и многие другие вопросы. Святоотеческая психология детально рассматривает такие вопросы, такой подход называется возрождением человека падшего.

Православная психология черпает знания их церковных богослужений, философии христианства, наследие святых отцов. Все используемые методики проходят через православное мировоззрение, процесс познания бога, в котором заключается истинное исцеление, и принятие воздействия на душу человека ангелов и Демонов.

Смысл человеческой жизни понимается как развитие в себе добродетели, как преодоление страстей. Человек не может существовать без тела, души и духа — они считаются одним целым. Нарушение этого единства ведет к болезни или к смерти — переходу человеческой души в другое состояние.

Человек никогда не должен забывать, что он — существо духовное, часть духовного мира, созданного богом.

Два основных метода, используемых в православной психологии — самонаблюдение (самоанализ) и диалог. Самонаблюдение — способность человека самостоятельно оценивать свои поступки и их последствия, способность к самопознанию. Когда человек начнет понимать, что является наиболее важным при решении его проблем, он осознает, что источником всех бед является он сам.

Православный человек каждую минуту должен бороться со своими страстями, греховными привычками. Если страсть не прекратить в самом начале, человек станет ее рабом, как алкоголики или наркоманы. Каждая страсть дает начало следующей, куда более страшной и греховной. Только уничтожив одну страсть, можно избавиться от другой.

Православный психотерапевт может помочь в решении вопросов греховных, во внутриличностных и межличностных конфликтах, в воцерковлении. Святоотеческая психология — психологическая помощь для каждого православного верующего.

Большую популярность сейчас набирают православные ценности.

Ценность — это некий объект, обладающий значимостью в отношении человеческих потребностей, стремлений. Православная ценность — абсолютное благо, ценное для каждого из людей. Богооткровенная истина перед богом считается высшим благом. Важное место отводится и личности, как существу бессмертному, созданному по своему образу творцом.

Источником православных ценностей для каждого человека должен стать его дом.

Для православного человека главная цель жизни заключается в блаженстве в Царстве Небесном, в спасении и совершенствованию.

Каждая православная ценность — великое достояние человечества, благодатное сокровище. Но лишь тем, кто идет к спасению, они открывают свою настоящую сущность. Человек должен сделать правильный выбор.

Православная психология старается соотнести уже существующие психологические знания с православной концепцией человека. Это ее главное отличие от других разновидностей психологии, связанных в первую очередь с личностью человека. Но, несмотря на то, что у святоотеческой психологии другой подход к изучению человека, она все же использует методы психологии традиционной.

С древности считалось, что люди — это существа богословские, поэтому их проблемы никогда широко не освещались и не изучались подробно. И современная психология изучает не душу человека, а его психическое состояние. И проблема состояния человеческой души полностью отошла к православной психологии.

Источник:
Православная психология
Православная психология. Цели православной психологии.Методы православной психологии
http://dizzwizz.ru/psihika/psihoanaliz/pravoslavnaya-psihologiya.html

COMMENTS