Шизоидный тип | В мире звезд


Наиболее существенной чертой данного типа считается замкнутость, отгороженность от окружающего, неспособность или нежелание устанавливать контакты, снижение потребности в общении. Сочетание противоречивых черт в личности и поведении — холодности и утонченной чувствительности, упрямства и податливости, настороженности и легковерия, апатичной бездеятельности и напористой целеустремленности, необщительности и неожиданной назойливости, застенчивости и бестактности, чрезмерных привязанностей и немотивированных антипатий, рациональных рассуждений и нелогичных поступков, богатства внутреннего мира и бесцветности его внешних проявлений — все это заставило говорить об отсутствии «внутреннего единства». В последнее время привлекло внимание суждение о недостатке интуиции как главном дефекте. Под интуицией здесь следует подразумевать прежде всего пользование неосознанным прошлым опытом.

Шизоидные черты выявляются раньше, чем особенности характера всех других типов. С первых детских лет поражает ребенок, который любит играть один, не тянется к сверстникам, избегает шумных забав, предпочитает держаться среди взрослых, иногда подолгу молча слушает их беседы. К этому иногда добавляется какая-то холодность и недетская сдержанность.

Подростковый период является самым тяжелым для шизоидной психопатии.

С наступлением полового созревания все черты характера выступают с особой яркостью. Замкнутость, отгороженность от сверстников бросаются в глаза. Иногда духовное одиночество даже не тяготит шизоидного подростка, который живет в своем мире, своими необычными для других интересами и увлечениями, относясь со снисходительным пренебрежением или явной неприязнью ко всему, что наполняет жизнь других подростков. Но чаще же шизоиды страдают сами от своей замкнутости, одиночества, неспособности к общению, невозможности найти себе друга по душе. Неудачные попытки завязать приятельские отношения, мимозоподобная чувствительность в моменты их поиска, быстрая истощаемость в контакте («не знаю о чем еще говорить») нередко побуждают к еще большему уходу в себя.

Недостаток интуиции проявляется отсутствием «непосредственного чутья действительности», неумением проникнуть в чужие переживания, угадать желания других, догадаться о неприязненном отношении к себе или, наоборот, о симпатии и расположении, уловить тот момент, когда не следует навязывать свое присутствие, и когда, наоборот, надо выслушать, посочувствовать, не оставлять собеседника с самим собой.

К дефициту интуиции следует добавить тесно с ним связанные недостаток сопереживания — неумение разделить радость и печаль другого, понять обиду, прочувствовать чужое волнение и беспокойство. Иногда это обозначают как слабость эмоционального резонанса. Недостаток интуиции и сопереживания обусловливает, вероятно, то, что называют холодностью шизоидов. Их поступки могут быть жестокими, что скорее связано с неспособностью вчувствоваться в страдания других, чем желанием получить садистическое наслаждение. К гамме шизоидных особенностей можно добавить неумение убеждать своими словами других.

Внутренний мир почти всегда закрыт от посторонних взоров. Лишь перед немногими избранными занавес может внезапно приподняться, но никогда не до конца, и столь же нежданно вновь упасть. Шизоид нередко раскрывается перед людьми малознакомыми, даже случайными, но чем-то импонирующими его прихотливому выбору. Но он может навсегда остаться скрытой, непонятной вещью в себе для близких или тех, кто знает его много лет.

Богатство внутреннего мира свойственно далеко не всем шизоидным подросткам и, конечно, связано с определенным интеллектом или талантом. Поэтому далеко не каждый из них может послужить иллюстрацией слов Кречмера о подобии шизоидов «лишенным украшений римским виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца, но в сумерках которых справляются роскошные пиры». Но во всех случаях внутренний мир шизоидов бывает заполнен увлечениями и фантазиями.

Фантазируют шизоидные подростки для самих себя, они не склонны ни распространяться о своих мечтаниях перед окружающими, ни перемешивать обыденную жизнь с красотами своих выдумок и грез. В этом коренное отличие шизоидных и истероидных фантазий. Шизоидные фантазии либо служат утешению собственной гордости, либо носят эротический характер.

Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают непонятными и неожиданными для окружения многие поступки шизоидов, ибо все, что им предшествовало — весь ход переживаний и мотивов остались скрытыми. Некоторые выходки носят характер чудачества, но в отличие от истероидов, они не служат цели привлечь к себе всеобщее внимание.

Реакция эмансипации нередко проявляется весьма своеобразно. Шизоидный подросток может долго терпеть мелочную опеку в быту, подчиняться установленному для него распорядку жизни и режиму, но реагировать бурным протестом на малейшую попытку вторгнуться без позволения в мир его интересов, увлечений и фантазий. Вместе с тем эмансипационные устремления легко могут оборачиваться социальной нонконформностью — негодованием по поводу существующих правил и порядков, насмешками над распространенными вокруг идеалами, духовными ценностями, интересами, злопыхательством по поводу «отсутствия свободы». Подобного рода суждения могут долго и скрытно вынашиваться и неожиданно для окружающих реализоваться в публичных выступлениях или решительных действиях. Зачастую поражает прямолинейная критика других лиц без учета ее последствий для себя.

На втором месте стоят хобби мануально-телесного типа. Неуклюжесть, неловкость, негармоничность моторики, нередко приписываемая шизоидам, встречается далеко не всегда, а упорное стремление к телесному совершенствованию может сгладить эти недостатки. Систематические занятия гимнастикой, плавание, велосипед, упражнения йогов сочетаются обычно с отсутствием интереса к коллективным спортивным играм. Место увлечений могут занимать одинокие многочасовые пешие или велосипедные прогулки. Некоторым шизоидам хорошо даются тонкие ручные навыки — игра на музыкальных инструментах, прикладное искусство — все это также может составить предмет увлечений.

Не меньшую угрозу, чем алкоголь, для шизоидных подростков, видимо, представляют наркотики. Возможно, они лучше, чем алкоголь, могут выполнить роль коммуникативного допинга. Возможно, некоторые летучие вещества льют воду на мельницу шизоидных фантазий, делая их более чувственными, красочными, эмоциональными.

Суицидальное поведение не свойственно шизоидным психопатиям, а шизоидная акцентуация не располагает, видимо, к подобному способу решения трудностей. На психические травмы, на конфликтные ситуации, на положения, где шизоидной личности предъявляются непосильные для нее требования, реакция проявляется еще большим уходом в себя, в свой внутренний мир глубоко затаенных фантазий. Или же эта реакция выявляется неожиданными, вычурными, порою жестокими поступками.

Делинквентность встречается нечасто, при этом в самом делинквентном поведении явственно выступают шизоидные черты. Еще обследуя подростков-беспризорников двадцатых годов, Н.И.Озерецкий отметил, что шизоиды предпочитают воровать в одиночку, избирают воровскую «профессию», требующую искусных навыков — например, кража денег из внутренних карманов или умении влезть в квартиру через форточку. Действительно, шизоидные подростки не склонны к групповой делинквентности, но могут совершать серьезные правонарушения, действуя «во имя группы», желая чтобы группа «признала своим». В одиночку совершаются и сексуальные преступления (эксгибиционизм, развратные действия над малолетними, сексуальная агрессия т.п.). Иногда делинквентному поведению предшествует прием небольшой дозы алкоголя в качестве «допинга», но настоящего алкогольного опьянения не бывает.

Самооценка шизоидов отличается констатацией того, что связано с замкнутостью, одиночеством, трудностью контактов, непониманием со стороны окружающих. Отношение к другим проблемам оценивается гораздо хуже. Противоречивости своего поведения они обычно не замечают или не придают ей значения. Любят подчеркивать свою независимость и самостоятельность

Соматические признаки, которые со времен Кречмера считаются свойственными шизоидам — астеническое сложение, дряблая мускулатура, сутулая фигура, длинные ноги и высокий таз, слабо развитые гениталии, угловатость движений — у современных подростков можно видеть далеко не всегда. Акцелерация и связанные с ней эндокринные сдвиги могут искажать эти черты, обусловливая, например, избыточную полноту, раннее и сильное сексуальное развитие.

С первых шагов выделения шизоидной психопатии было обращено внимание на ее сходство с некоторыми формами шизофрении (в частности, с вялотекущей формой и с картинами дефекта после перенесенного шизофренического приступа). Это дало основание многим психиатрам вообще усомниться в существовании шизоидной психопатии как конституциональной аномалии характера, а все, что описывалось под ее названием, трактовать как дефект после приступа шизофрении, прошедшего незамеченным или случившегося в раннем детстве, или как «латентную шизофрению». В последние годы вновь обращалось внимание на то, что в семьях больных шизофренией, особенно ее непрерывно-прогредиентной формой, нередко можно встретить шизоидные личности.

В итоге в последние десятилетия шизоидная психопатия почти перестала диагностироваться и ее выраженные случаи стали обычно трактоваться как вялотекущая шизофрения, а соответствующие шизоидные акцентуации с хорошей социальной адаптацией наводили вновь на мысль о «латентной шизофрении». Даже дифференциальный диагноз между шизофренией и психопатиями стал проводиться в отношении всех типов последних, кроме шизоидного.

Такое положение нельзя счесть правильным. Диагноз вялотекущей шизофрении правомерен, если есть признаки процесса, хотя и медленно развивающегося, если эти признаки выявлены тщательно собранным анамнезом и подтверждены наблюдением. Догадки о неизвестно когда перенесенном и никем не замеченном «шубе» остаются только догадками и не могут служить основой для диагноза.

Подростковый возраст создает особые трудности для дифференциальной диагностики шизофрении и шизоидной психопатии. Пубертатное заострение последней легко может быть принято за начавшийся процесс или за «новый шуб». И, наоборот, дебют шизофрении может маскироваться пубертатными нарушениями поведения. Мы считаем важным подчеркнуть выделение шизоидной психопатии как особой формы.

Шизоидный тип — не слишком частый вариант характера. Лишь 5% из 300 госпитализированных подростков с психопатиями или акцентуациями были отнесены к этому типу, и еще у 5% констатировано сочетание шизоидности с чертами других типов — сенситивного, психастенического, истероидного или эпилептоидного. Следует отметить, что все случаи «чистых» шизоидов были расценены как психопатии, в том числе большая часть как тяжелые и выраженные. В умеренных случаях социальная дизадаптация бывала порциальной — срыв наступал либо дома при благополучии по месту учебы или работы, либо в школе или на работе при удовлетворительной адаптации в семье.

Шизоидные акцентуации обычно не ведут за собой ни социальной дизадаптации, ни тяжелых нарушений поведения, ни острых аффективных реакций и поэтому, вероятно, не попадают под наблюдение психиатра. Встречается же шизоидный тип акцентуации не так уж редко.

Скрытая шизоидная акцентуация может обнаруживаться, если к личности внезапно предъявляются непосильные для нее требования — например, быстро установить широкий круг неформальных и достаточно эмоциональных контактов. Шизоиды также срываются, когда к ним настойчиво и бесцеремонно «лезут в душу».

Еще Кречмер, описывая шизоидный тип, выделил экспансивный и сенситивный варианты. Последний, как было указано, правильнее рассматривать как тип особый, принадлежащий к группе астенических психопатий, так как замкнутость здесь вторичная, компенсаторная. Тем не менее среди шизоидов встречаются и более стеничные, и совсем астенические личности. Разнообразие шизоидных проявлений может быть столь велико, что число описываемых вариантов могло бы стать двухзначным. Поэтому нам представляется целесообразным констатировать сочетание шизоидности с чертами других типов. Главная основа характера, его ядро всегда остается шизоидным. На него могут наслаиваться сенситивные, психастенические, паранойяльные, эпилептоидные, истероидные или неустойчивые черты.

Источник:
Шизоидный типАвтор: Райгородский Даниил, Шизоидный тип — Психология и психоанализ характера, Жанр: философия

http://www.e-reading.club/chapter.php/47471/95/Raiigorodskiii_-_Psihologiya_i_psihoanaliz_haraktera.html


Лекция № 6
ШИЗОИДНАЯ ЛИЧНОСТЬ: чужой среди своих

1. ВВЕДЕНИЕ (ценность и цена шизоидности)

Шизоидная организация психики дает самый драматический спектр функционирования человека: от творящих гениев, движущей силы развития человечества ? до кататоников, полностью от него отгородившихся. Мы оставим за рамками рассмотрения психотический уровень (собственно, шизофрению) и будем говорить только о шизоидной личности и шизоидном расстройстве личности, т.е. о здоровых шизоидах и больных шизоидах непсихотического уровня.

Что значит «психотический» уровень? Обычно считают, что это то состояние, когда человек не может разграничить реальный мир и воображаемый. Но грань тонка, особенно в процессе творчества . Многие великие (и не очень) утверждали, что пишут (текст, музыку, картину) не они, а кто-то другой, извне. Многие сливаются со свой фантазией: то ли они рождают образ (Флобер: «Мадам Бовари ? это я!»), то ли образ, развиваясь, вызывает к жизни новые грани их Я. А иногда и вовсе выходит из-под контроля (Пушкин: «Смотри-ка, что Татьяна выкинула: взяла и вышла замуж!»).
«Какой же Пушкин шизоид!?» ? возмутитесь Вы. Да нет, конечно, светлые компоненты его личности общеизвестны: «тигр и обезьяна» ? прозвище в лицее (хотя до лицея ? замкнутый, почти аутичный ребенок), гуляка и повеса (хотя не в те моменты, «Когда божественный глагол / До слуха чуткого коснется / Душа поэта встрепенется / Как пробудившийся орел»).

Вы требуете спуститься на землю и поговорить об обыкновенных шизоидах? Хорошо, но только шизоиды никогда не бывают «обыкновенными»: нонконформизм составляет ядро их характера, а творчество (любого плана и уровня) ? единственный способ адаптации. Или ядро прорастет, и вырастет дерево ? или ядро останется в своей скорлупе для того, чтобы быть съеденным или просто засохнуть. А чтобы этого не произошло, помочь адаптироваться должны другие, в том числе врач. «Сублимация аутистического ухода в творческую активность составляет главную цель терапии с шизоидными пациентами» [1, c.250].

При этом творческая активность может быть любой ! Вот ослик Иа-Иа [2], получив в подарок пустой горшок из-под меда (Пух не удержался) и лопнувший шарик (Пятачок не удержался ? на ногах), преобразует два негодных предмета в нечто принципиально новое: «? Это другие шары не входят, а мой входит, ? с гордостью сказал Иа-Иа. . Но Иа-Иа ничего не слышал. Ему было не до того: он то клал свой шар в горшок, то вынимал его обратно, и видно было, что он совершенно счастлив». И вообще, все те редкие случаи, когда Иа изменяет его обычное мрачное настроение, связаны с творчеством . От строит дом («? Тебе понятно, Пух? Тебе понятно, Пятачок? Во-первых, Смекалка, во-вторых, Добросовестная Работа. Ясно? Вот как надо строить дом! ? гордо заключил Иа»). Он обучает Тигру своему собственному способу игры в пустяки («Надо пускать палочку с подковыркой, если ты понимаешь, что я хочу сказать, Тигра»).

Он, наконец, пишет стихи!

Не беда, что дом, на самом деле, построили Пух и Пятачок, использовав для этого первоначальное творение Иа, приняв его (не без оснований) за груду палок; что его способ вряд ли дает какой-то выигрыш; и что стихи не очень-то: «. Мы все здесь твои друзьи (не так!) / Мы все здесь друзья (твоя? Опять не так!)». Суть в том, что интуитивно применяя защиту творчеством, Иа-Иа сам добывает радость, сам улучшает качество своей жизни.

Но иногда без психотерапевта все же не обойтись ? в том случае, если шизоид переходит от нормального функционирования к расстройству , когда характерные личностные черты (прежде всего, «уход в себя», аутичность) настолько выражены, что серьезно затрудняют жизнь самого человека и/или его ближайшего окружения: родных, друзей, сотрудников. Чуткий терапевт «чувствует» шизоидную личность уже на пороге своего кабинета (особенно, если сам имеет шизоидный компонент). А если рационализировать это «ш-чувство», то говорят о расщеплении как характерологическим признаке, поглощении как основном страхе и о дистанцировании как способе существования среди «своих».

2. РАСЩЕПЛЕНИЕ

Но это так, к слову. А что имеет в виду профессионал, когда говорит о расщеплении у шизоидной личности? По Мак-Вильямс: «Когда аналитики отмечают переживание расщепления у шизоидных людей, они имеют в виду чувство отстраненности от некоторой части самого себя или от жизни вообще. Защитный механизм расщепления, при котором человек попеременно выражает то одно состояние Эго, то другое, противоположное, или, защищаясь, разделяет мир на абсолютно хорошие или абсолютно плохие аспекты, ? другое использование данного слова» [1, c.249].

Гулливер все время убегает от своего «Я» примерного семьянина, уплывая в очередное путешествие, в свое основное шизоидное «Я» ? и попадая при этом в очередную страшилку, которая у «нормального» человека навсегда отобьет охоту к перемене мест. Но не у него! «Я провел дома с женой и детьми около пяти месяцев и мог бы назвать себя очень счастливым, если бы научился наконец ценить спокойную и тихую жизнь. Но страсть к путешествиям не оставляла меня. Мне предложили на очень выгодных условиях. »
Свифт постоянно курсирует между Дублином (нелюдимый священник; уход от мира) и Лондоном (острослов-писатель-политик; приход в мир).

А что касается разделения «хорошее?плохое» ? посмотрите на рисунок Жана Гранвиля и послушайте Гулливера-Свифта:

«Они с жадностью пожирали коренья и сырое мясо, очень неприглядное на вид. Впоследствии я узнал, что это были трупы подохших собак, ослов и коров. . Пищу они держали в когтях передних лап и разрывали ее зубами. Хозяин-конь приказал своему слуге, гнедому лошаку, отвязать самое крупное из этих животных и вывести его во двор. Поставив нас рядом, хозяин и слуга начали внимательно сравнивать нас, после чего несколько раз повторили слово «еху». Невозможно описать ужас и удивление, овладевшее мной, когда я заметил, что это отвратительное животное по своей внешности в точности напоминает человека» [3].

М-да. Помнится, даже в детстве меня слегка коробило это последнее путешествие в мир идеальных коней; резковаты все же бывают шизоиды-памфлетисты. И откуда такая горечь? От типа личности: непросто быть шизоидом, чужим среди своих.

3. ПОГЛОЩЕНИЕ

Недавно по ТВ на одном из ток-шоу был представлен дикий сюжет ? и не менее дикий комментарий психолога. Парень и девушка любят друг друга, женаты и хотят ребенка. Но парень предлагает ей ребенка не от него , а от кого-то другого, потому что ненавидит свой вспыльчивый характер и не хочет такого сына. Увещевания психолога: «Вы же научились жить со своим характером, справляетесь с ним — значит, будете понимать своего ребенка и справитесь с ним тоже. А чужой, с неизвестной генетикой? Там же возможно все, вплоть до психических (круглые глаза) отклонений!»

Хотелось бы утешить эту пару (в случае, конечно, если сюжет не выдуман): характер не наследуется, во всяком случае столь категорично. С типом личности рождаются, и этот тип может совершенно отличаться от типов родителей. Например, так: «. в то время как большинство младенцев прижимается, прилипает и цепляется за тело того, кто о них заботится, некоторые новорожденные «окостеневают» или уклоняются ? как будто бы взрослый вторгся и нарушил их комфорт и безопасность» [1, c.247].
Все! Родился шизоид, и его дальнейшая судьба ? развитие по адаптивному или дезадаптивному (патологическому) пути ? зависит как от родителей (опасны и чересчур заботливые, гипер-опекающие, и пренебрегающие своим «странным» отпрыском), так и от потенциала личности, в первую очередь креативного (творческого).

И все же, как может едва родившийся младенец понять, что он «чужой», что другие его «не поймут»? А он и не понимает, он чувствует . Шизоиды сверх-сенситивны (гипер-чувствительны) к внешним раздражителям, и поэтому инстинктивно (а потом ? и сознательно) стремяться уменьшить их поток. Есть у великороссов поговорка, отделяющая своих от чужих : «Что русскому хорошо, то немцу ? смерть». Так же и у младенцев: если «обычный» стремится к новым ощущениям и предметам (попробуй удержи маленького исследователя!), то «необычный» уклоняется или строго дозирует вторжение нового. Больно! «Как будто бы нервные окончания у шизоидов находятся ближе к поверхности, чем у всех остальных» [1, c.247].

Внутреннее ощущение: если ты откроешься, внешний мир хлынет, размоет, поглотит тебя. Не впускать! Свернуться калачиком и закостенеть. Если следовать буквально ? получаются аутичные дети (потом ? взроcлые, неспособные к самостоятельному существованию) и/или кататоники (форма шизофрении). К счастью (и для них, и для мира!), большинство шизоидов успешно адаптируется, но СТРАХ ПОГЛОЩЕНИЯ остается.

Этим страхом пронизана вся вторая часть книги Свифта, «Путешествие в Бробдингнег». Великаны доброжелательны и заботливы, но уж слишком навязчивы и вторгаются в его личную жизнь, любят хватать его пальцами и разглядывать. Гулливер понимает, что они не хотят ему зла ? но все время настроже. И не зря!

«Затем в столовую вошла кормилица с годовалым ребенком на руках. Увидев меня, младенец, в согласии с правилами ораторского искусства детей, поднял такой вопль, что, случись это в Челси, его, наверное, услышали бы с Лондонского моста: он принял меня за игрушку. Хозяйка, руководствуясь чувством материнской нежности, взяла меня и поставила перед ребенком. Тот немедленно схватил меня за талию и засунул в рот мою голову. Я так отчаянно завопил, что ребенок в испуге выронил меня. К счастью хозяйка успела подставить мне свой передник. Иначе я бы непременно разбился насмерть» [3].

4. ДИСТАНЦИРОВАНИЕ

Это заблуждение, что шизоидные личности (я говорю НЕ о расстройстве!) холодны, что они избегают всяких привязанностей, будучи вполне удовлетворены своим внутренним миром, куда никого не хотят пускать. Что касается привязанности, то «они страстно [! ? ЕЧ] жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другим. Они ищут дистанции , чтобы сохранить свою безопасность и независимость, но при этом страдают от удаленности и одиночества . Роббинс (Robbins, 1988) суммирует эту дилемму в таком сообщении: «Подойди ближе ? я одинок, но оставайся в стороне ? я боюсь внедрения»» [1, c.251]. Напоминает миниатюру Жванецкого «О, вопль человека всех времен: Не нарушайте моего одиночества! ? и ? Не оставляйте меня одного!» Но если у не-шизоида поиск индивидуальной дистанции ? лишь одна из проблем установления объектных отношений (общения), то для шизоида это ? центральная проблема.

А что касается «дня открытых дверей» во внутренний мир, то шизоидам это мероприятие обычно не удается. Мир их настолько своеобразен и разнообразен ? от буйно цветущего фантастического (шизоид с богатым и реализованным потенциалом) до выжженной пустыни (но это уже при болезни) ? что у нешизоидного человека вызывает обычно испуг и раздражение, и соответствующую реакцию отторжения и насмешки, крайне болезненную для шизоида. Столкнувшись уже в детстве с уничижающим вторжением, он предпочитает вообще не открываться ? и переносит эту защиту во взрослую жизнь. Лишь иногда, в выдающихся произведениях искусства, дверь открывается для всех. В ряду таких произведений ? «Путешествия Гулливера&quot.

Первые два путешествия ? прекрасная иллюстрация проблемы дистанцирования, исследованная с двух полюсов: максимальной удаленности (страна маленьких человечков, Лилипутия) и минимальной удаленности (страна великанов, Бробдингнег).

В Лилипутии Гулливер чувствует себя наиболее комфортно. «Должен признаться, что мне никогда не случалось видеть такого забавного и интересного пейзажа. Вся окружающая местность представлялась сплошным садом. Налево лежал город, имевший вид театральной декорации » [3]. Такое переживание окружающего мира типично: «Многие наблюдатели описывают бесстрастное, ироничное и слегка презрительное отношение многих шизоидных людей к окружающим (. ). Эта тенденция к изолирующему превосходству может иметь происхождение в отражени приближения сверхконтролирующего и сверхвторгающегося Другого. » [1, c.254].

Похоже, что именно на лилипутском полюсе шизоид обычно контактирует со своими близкими: «Члены их семей и друзья часто считают этих людей необыкновенно мягкими, спокойными. . Эта мягкость находится в очаровательном противоречии с их любовью к фильмам ужасов, книжкам о настоящих преступлениях и апокалиптическими видениями о разрушении мира» [1, с.248].

И снова выход в море, и снова крушение ? Гулливер попадает к великанам, на полюс максимального сближения . Резко возрастает опасность ПОГЛОЩЕНИЯ: «Наблюдения подтверждают, что человеческая жестокость и губость увеличиваются в соответствии с ростом. Чего я мог ожидать от этих исполинских варваров? Первый же, кто поймает меня наверное тут же сожрет меня» [3]. Действительно, Гулливера чуть не сожрал младенец, а в остальном обошлось.

В отличие от лилипутов, великаны, насомненно, живые , отвратительно реальные. «Вся кожа была испещрена какими-то буграми, рытвинами, пятнами и огромными волосами, А между тем издали она показалась мне довольно миловидной. Я говорю все это только для того, чтобы читатель не подумал, что великаны, к которым я попал, очень безобразны. Напротив, это очень красивая раса» [3]. То есть дело лишь в том, что великаны слишком близко относительно наблюдателя-Гулливера. Близость и притягивает Гулливера ? и отталкивает его. Но найден компромисс ? девочка Глюмдальклич ( нянюшка , так назвал ее на местном наречии Гулливер), маленькая даже для своих 9 лет. «Этой девочке я обязан тем, что остался цел и невредим».

Нежная, скромная и сообразительная, девочка символизирует мечту каждого шизоида об оптимальной близости, дающей чувство тепла, понимания (пусть и неполного) и защищенности (пусть и не тотальной). Это непросто для партнера, но окупается искренней благодарностью и преданностью. Но партнера, нарушающего дистанцию (пусть и с лучшими побуждениями), шизоид не переносит. Он воспринимает это как злую карикатуру на заботливость.

«Обезьяна скоро заметила меня. Гримасничая и урча она просунула в дверь лапу и попыталась поймать меня. . По всей вероятности, она приняла меня за детеныша своей породы; по крайней мере, она нежно гладила меня по лицу свободной лапой. . Одной лапой она держала меня, как ребенка, а другой набивала мой рот яствами, которые вынимала из защечных мешков. Если я отказывался от этой пищи, она угощала меня тумаками. . Я почти задыхался от всякой дряни, которой обезьяна набила мой рот. Моя милая нянюшка иголкой вычистила мне рот, после чего меня вырвало и я почувствовал большое облегчение. Но мерзкое животное так меня помяло, что я заболел и пятнадцать дней пролежал в постели» [3].

5. НЕМНОЖКО МИСТИКИ

По-видимому, дело в том, что шизоиды способны улавливать, сохранять и интерпретировать тончайшие сигналы внешнего мира. Хорошо известен трюк: «считающая» лошадь. Хозяин говорит: «Сколько будет 7+8?» И лошадь отбивает копытом точно до 15 раз, а на самом деле ? до тех пор, пока по микродвижениям хозяина не поймет, что пора остановиться. Человек, как существо более развитое, способен на большее. Фокусники, «читающие» мысли ? та же «лошадь», «хозяином» которой является человек, на которого фокусник настроен. Подобные феномены не исчерпываются фокусами, и иногда выглядят совершенно необъяснимыми. Тот же «Гулливер» дает поразительный пример такого рода.

Третье путешествие Гулливера ? в Лапуту и другие страны. Парящая в небесах Лапута ? едкая пародия на Академию Наук с множеством издевательски поданных «открытий» (хотя ? как сказать; например, добывание света из огурцов не напоминает ли вам идею фотосинтеза?). В числе прочего ученые Лапуты «открыли две маленькие звезды, или два спутника, обращающихся около Марса. Ближайший из них удален от центра этой планеты на расстояние, равное трем ее диаметрам, второй находится от нее на расстоянии пяти таких же диаметров» [3].

Ни одно живое существо не могло видеть с Земли спутники Марса в 1726 году! Хотя первый телескоп был изобретен Галилеем за 120 лет до этого (в 1610 году), но можно представить себе, сколь он был слаб и как медленно развивалась астрономическая техника, если лишь в 1877 году, спустя 150 (!) лет после написания Гулливера, оказалось возможным увидеть «каналы» на Марсе (Дж. Скиапарелли) и открыть два его спутника (Асаф Холл, США), названные Холлом по имени спутников бога войны Марса ? Фобос (страх) и Деймос (ужас). Это и неудивительно: спутники очень малы: по светимости Марс в 200000 раз ярче Фобоса и в 600000 ярче Деймоса, что отвечает оценке их диаметра в 15 км и 9 км соответственно (в действительности несколько больше: поверхность спутников оказалась темнее, чем самой планеты).

Каким образом Свифт узнал, что именно у Марса имеется именно два спутника ? загадка! Правда, с расстояниями он напутал: спутники гораздо ближе к планете. Однако если заменить «ее» (планеты Марс) диаметр на «их» диаметр (спутников), и «от центра» на «от поверхности», даже и расстояния примерно сходятся. Не знаю, как там в английском оригинале, но даже и при ошибке в расстояниях предсказание Свифта выходит за рамки возможного в нешизоидном мире.

В этом мире загадка объясняется просто: кто-то сделал соответствующую вставку в первоначальный текст Свифта уже после 1877 года. Но такое, наиболее вероятное, объяснение тянет за собой другие вопросы: почему (по)читатели Свифта оставили этот факт без внимания, кто сделал вставку, и зачем ? Буду благодарна заинтересовавшимся читателям, которые выяснят, в чем тут дело. Проведем совместный сеанс магии с последующим ее разоблачением?

6. НЕБОЛЬШОЙ ТЕСТ: ЗАЧЕМ ВЫ ТВОРИТЕ?

Закончим тем, с чего начали: творчеством. Ни в коей мере не хочу уверить Вас, что творчество ? прегоратива шизоидов. Напротив! Этот способ освоения мира доступен и показан личности любой структуры, без разницы, в чем это творчество заключается (только без вандализма и битья посуды!) и каков его масштаб. А разница в том, какую ЦЕЛЬ преследует личность своим творчеством.

По Мак-Вильямс «Там где психопат [социопат, антисоциальная личность ? ЕЧ] ищет доказательств собственной силы , а нарциссическая личность ? восхищения для подпитки самоуважения, шизоид стремится к подтверждению его исключительной оригинальности, сензитивности [чувствительности, способности чувствовать то, что не могут другие ? ЕЧ] и уникальности » [1, с.255].

Непонятно? Поясню на конкретных примерах.

1. Лермонтов:
«Нет, я не Байрон, я другой , еще неведомый избранник ».

2. Ослик Иа-Иа: «Доселе вся поэзия в Лесу создавалась Пухом, Медведем с милым характером, но с разительным недостатком ума. Однако Поэзия, которую я намереваюсь прочесть вам сейчас, была создана Иа-Иа , то есть мною, в часы досуга. Если кто-нибудь отберет у младенца Ру орехи, а также разбудит Сову, мы все сможем насладиться этим творением. Я называю его даже Стихотворением. СТИХОТВОРЕНИЕ. СОЧИНИЛ ОСЕЛ ИА-ИА Кристофер Робин уходит от нас.

По-моему, это факт. . » [2].

А вот здесь вылезают черты не только шизоидной (сочинил именно Иа-Иа!), но и нарциссической личности ? отшельник Иа-Иа выходит покрасоваться перед публикой. То же делает и «истерик», но на «истерическую» (гистрионную, театральную), описанную в Лекции №4, ослик не тянет: цель выступления Иа вовсе не доставить всем наслаждение стихотворением, как он декларирует, а добиться восхищения всех-всех-всех (предварительно «полив» конкурента-Пуха) своими потрясающими поэтическими способностями. Они должны подумать: «Уж если Иа между делом, «в часы досуга» такое сочинил, то он просто гений!»

Заметьте, среди обитателей Леса [2] Иа-Иа оказывается самым сложным в личностном плане ? и одновременно самым «живым». Так и в жизни: вряд ли вы встретите «чистого» шизоида, но отличать, понимать и ценить шизоидные черты личности ? в себе и других ? вам, надеюсь, теперь будет легче.

БЛАГОДАРНОСТЬ. Автор выражает искреннюю признательность А.Г.Бабину , который, прочитав первоначальный текст лекции, сделал ряд замечаний. Они учтены в этом варианте. В результате исходный «Гимн Шизоиду», надеюсь, стал менее пристрастным. Однако, не до конца. В лекции, действительно, отражена, в основном, лишь психоаналитическая точка зрения , в духе Мак-Вильямс [1]. Клиницисты, особенно отечственные, обычно используют в данном случае подход немецкой школы, основанной Крепелином . В принятой у нас классификации МКБ-10 шизоидная личность трактуется как холодная, самодостаточная и обедненная ? эмоционально, а при расстройстве и, тем более, болезни также интеллектуально.

Полностью согласна с этим замечанием, но прошу учесть, что любой автор ? существо субъективное и пристрастное, а лично мое, увы, негативное (эмоционально!) отношение к Крепелину было заложено при чтении прекрасной книги Рональда Лэнга «Расщепленное Я» [4]. Провожу тот самый зловредный кусок из этой книги, который так осложнил мое дальнейшее взаимодействие с официальной психиатрией:

А что до объективности. По-моему, пусть лучше вы разглядите «сады цветущие» там, где их нет, чем не заметите и растопчете один живой цветок. По-моему, не стоит любой пейзаж в пустыне автоматически принимать за мираж: это может оказаться и вполне реальный оазис.

Домашнее задание. Попробуйте перечитать «Гулливера» взрослыми глазами, но принимая его, как делали это в детстве. Сравните Лемюэля Гулливера с Робинзоном Крузо. По времени написания произведения Свифта и Дефо почти совпадают (1726 и 1719, соответственно). Интересно, совпадают ли по типу личности главные герои. Или нет?
Ну, а для тех, кто достаточно повзрослел, но не утратил при этом способность читать художественную литературу, рекомендую «Защиту Лужина» Набокова.

Занятие провела Елена Чечеткина с использованием следующей литературы:

1. Н. Мак-Вильямс . Психоаналитическая диагностика (М: Класс, 2001). 2. А. Милн (в пер. Б. Заходера ). Винни-Пух и все-все-все. 3. Дж. Свифт . Приключения Лемюэля Гулливера (пер. Б.М.Энгельгардта).

4. Р. Лэнг. Расколотое Я. (СПб: Белый кролик; М: ИЦ Академия; 1995).

Для желающих ? оригинальный поворот темы: Бог и шизоиды

Copyright © 2003-2018 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.

Все права зарезервированы.

Источник:
Шизоидный типЛекция № 6 ШИЗОИДНАЯ ЛИЧНОСТЬ: чужой среди своих 1. ВВЕДЕНИЕ (ценность и цена шизоидности) Шизоидная организация психики дает самый драматический спектр функционирования человека:

http://www.psy-analyst.ru/eche/3super6.asp

Шизоидный тип личности

Люди с шизоидным типом характера заметно отличаются от других. Можно проследить общие особенности, которые присущи этому типу личности. Например, походка или манера одежды. Особой чертой также является замкнутость и бесстрастность. Об этом и другом поговорим более детально.

К сожалению, лекарственная терапия здесь бессильна. Препараты показывают очень маленький результат. Будучи социально изолированным, шизоидно-истероидный тип личности начинает лечение в связи с появившимся расстройством, например, алкоголизмом. Часто он не доверяет врачам, поэтому лечение оказывается малоэффективным. В общую терапию входит программа для появления позитивных эмоций. К примеру, пациент должен вспомнить и описать какие-либо позитивные события, происходящие в его жизни или просто поразмыслить над списком приятных эмоций. Многие терапевты дают своим пациентам домашние задания, где они должны сыграть в обществе некую роль. Групповая терапия оказывается полезной, но большинство шизоидов не любит принимать участие в какой-либо общественной деятельности.

Практически все шизоиды не считают нужным записываться к психологам, тем не менее, страдают от своих внутренних мыслей и надуманных переживаний. Если человек сам осознает собственное расстройство личности, рано или поздно он сможет с этим справиться и научиться контролировать себя.

Источник:
Шизоидный тип личностиЛюди с шизоидным типом характера заметно отличаются от других. Можно проследить общие особенности, которые присущи этому типу личности. Например, походка или манера одежды. Особой чертой также

http://womanadvice.ru/shizoidnyy-tip-lichnosti

Шизоидный тип личности

Люди, имеющие шизоидный тип характера, всегда значительно отличаются от окружающих, и имеют свои особенные признаки, которые проявляются во многих жизненных направлениях. Эти чудачества видны в стиле одежды, манере общения, своеобразной походке. Для людей, имеющих шизоидный тип личности, реальность не представляет собой основу восприятия мира. Являясь флегматиком, человек в основном двигается машинально, иногда вычурно, припрыгивая или шаркая. В этом случае совершенно очевидно, что его внутренние установки не находятся в гармонии с требованиями, предъявляемыми внешним миром.

Для шизоидного типа личности характерно фрагментное понимание реальности, притом, что различным мелочам придается непомерно большое значение, и в то же время, ключевые факты определенных ситуаций абсолютно не принимаются во внимание, и расцениваются, как второстепенные. Такие люди стараются заметить особый смысл в тех вещах и событиях, на которые большинство окружающих не обращают внимания. Еще одной чертой шизоидного типа является замкнутость. Она выражается в том, что очень часто просто невозможно узнать, какие эмоции овладевают человеком, так как шизоидная личность может выглядеть совершенно спокойно в сложной ситуации, и внутренние чувства никак не проявляются, лицо человека остается бесстрастным.

В основе деятельности индивидуума с шизоидным типом характера всегда стоят свои собственные интересы, и это является серьезным препятствием для различных социальных контактов. Общаясь с собеседником, человек с шизоидным типом личности нередко ведет себя бестактно, не принимая во внимание мнение других. Новые знакомства всегда воспринимаются чрезмерно подозрительно, а если речь идет о сопереживании, или сочувствии, то это точно не про него. Для шизоидного типа характерно проявление эгоистичности на постоянной основе. Что касается профессиональной деятельности, то обычно такие люди преуспевают в узкой специализации. Например, ученый может всю свою жизнь посвятить одному проекту, медик упорно продвигает лично разработанную методику, даже если она не признана официально.

Поведение при шизоидном типе личности

Человеку с шизоидным типом личности свойственно отстаивать новые научные идеи, в любом направлении создавать свой стиль. Известно, что большинство коллекционеров имеют именно шизоидный тип характера, в связи с этим, они всегда одержимы своим хобби. На работе таких людей ценят за их ненавязчивое и тактичное поведение, обязательное отношение к своим обязанностям. Нередко руководство их ставит в пример, оценивая деловую хватку, лишенную эмоций. Круг друзей людей с шизоидным типом является довольно стабильным, с близкими друзьями они поддерживают общение всю жизнь. Но, установить неформальные отношения с коллегами на новом месте работы им довольно трудно. Чем больше окружающие проявляют настойчивость, тем глубже происходит замыкание в себе.

Шизоиды являются очень независимыми личностями, и это качество заставляет их самостоятельно изучать любой проект. То есть, такой сотрудник всего достигает сам, хотя в некоторых случаях можно было бы просто спросить. В связи с этим со временем его квалификация улучшается. В данном случае, особенно важно, чтобы шизоид принимал во внимание мнение других специалистов. Если этого достичь, то команда будет работать очень производительно.

У людей с шизоидным типом личности особенности характера проявляются уже в детстве, в трехлетнем или четырехлетнем возрасте. Такие малыши любят посвящать свое время уединенным и тихим занятиям, активное общение со сверстниками им не интересно. Также, у детей с шизоидным типом характера не наблюдается особой привязанности к близким людям, в том числе, и к членам семьи. Если у ребенка формируется шизоидная психопатия, то он рано начинает интересоваться сложными проблемами из области философии. В школьный период шизоиды проявляют логическое мышление, иногда у таких детей проявляются неординарные способности к математике. В то же время, в обыденной жизни у них возникает немало проблем, так как им трудно приспособиться к быту.

Особенности шизоидного типа личности

Одной из важнейших особенностей при шизоидном типе характера является развитие у человека шизоидной психопатии. Она может возникнуть в том случае, если определенные признаки шизоидности становятся крайне выражены. К тому же, в этом случае человек теряет способность адаптироваться социально. Если возникшая шизоидная психопатия является умеренной, то человек, даже имея полную социальную неприспособленность, нередко достигает значительных результатов в области искусства, науки. В случае, если развилась тяжелая форма данного нарушения, то она характеризуется желанием полностью оградиться от общения с окружающими, и остаться в одиночестве.

Каждому пациенту, который признает, что его характер действительно близок к шизоидному типу поведения, специалисты рекомендуют обратить внимание на манеру общения с родственниками, близкими людьми. Первая рекомендация – это научиться проявлению положительных эмоций. Следует осознавать особую грань, за которой даже приличные черты личности, усиленные многократно, воспринимаются как негативные. Например, если обычную сдержанность люди воспринимают, как хорошие черты, то в излишнем ее проявлении уже возникает отрешенность и замкнутость. Наличие любой активной позиции у человека признается, как важное качество, но особую ценность в современном мире представляют собой коммуникативные навыки.

Для шизоидов характерна демонстрация низкого уровня эмоциональной экспрессии, поэтому, очень часто окружающие воспринимают их, как «отшельников». В некоторых случаях людям с шизоидным типом личности бывает назначена когнитивная терапия, которая способствует получению пациентом более позитивных эмоций. В когнитивную терапию включены специальные приемы, которые знакомят пациента с рядом эмоций, над которыми он должен подумать, описать испытанные им ранее положительные эмоции.

Источник:
Шизоидный тип личностиЛюди, имеющие шизоидный тип характера, всегда значительно отличаются от окружающих, и имеют свои особенные признаки, которые проявляются во многих жизненных

Шизоидный тип личности